Концепция сайта

Сайт задуман как авторский, призванный регулярно освещать изучение духовного, литературного и художественного наследия Святейшего Патриарха Никона двумя исследователями: С.К. Севастьяновой, доктора филологических наук, и Г.М. Зеленской, искусствоведа, Заслуженного работника культуры Российской Федерации. В связи с этим предлагаем посетителям сайта его концепцию, обобщающую основные идеи публикаций, с текстами которых можно ознакомиться в соответствующих рубриках.

 

Г.М. Зеленская

Патриарх Никон — зодчий Святой Руси, создатель сакральных пространств.

Мой интерес к творчеству Святейшего Патриарха Никона определился в 1970 году, когда я по окончании МГУ им. М.В. Ломоносова была принята на работу в Московский областной краеведческий музей. Это учреждение находилось на территории Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, упраздненного 50 лет назад и взорванного в первый год Великой Отечественной войны немецко-фашистскими оккупантами при отступлении от Москвы. Профиль музея и моя должность зам. директора по науке предполагали создание экспозиции по настоящему и прошлому Подмосковья, но интересы посетителей и реставрация монастырского ансамбля побуждали к изучению Нового Иерусалима. Архитекторы треста «Мособлстройреставрация» М.Б. Чернышев, Л.Э. Тепфер, В.П. Грищин занимались натурными исследованиями Воскресенского собора, искусствовед Т.В. Бугаева обеспечивала их архивными материалами. Каждый день приносил новые сведения по зодчеству собора, который, лишившись во время взрыва поздних напластований, стоял в прекрасной первоначальной наготе, позволяя читать, как по книге, свою многострадальную строительную историю. Это был захватывающий и неисчерпаемый процесс, в котором все более четко проступала личность Никона-зодчего. Каждый отпуск я отправлялась путешествовать по стопам Патриарха: на Соловки, Валдай, Кий-остров.

Через 20 лет скудные семена моих познаний проросли и принесли плоды. Для этого понадобилось принять Крещение, воцерковиться, поработать в московской Свято-Даниловой обители и на столичном подворье Соловецкого монастыря. Возвращение в Новый Иерусалим сопровождалось ясным пониманием научных задач, которые следовало решать. Было очевидно, что главные аспекты творчества Патриарха Никона, пронизанные эсхатологическим мироощущением, не осуществленные до конца и со временем искаженные, нуждаются в реконструкции. Это относилось, прежде всего, к Русской Палестине — пространственной иконе Святой Земли, центром которой был Новый Иерусалим. Дальнейшая работа привела к выводу, что все монастыри Патриарха Никона синтезируют образы Святой Земли и Святого Афона, создавая сакральные пространства на обширных или малых территориях посредством ландшафта, топонимов, зодчества, икон, надписей и многочисленных реликвий из Греции и Палестины.

Творениям Первосвятителя присуще сочетание умозрительных и видимых воочию образов. Предлагая «чувственным очам чувственные писания», он доставляет «мысленному уму их сокровенный смысл», причем «писаниями» служат все материальные объекты – как природные, так и художественные. Их пространственно-топонимические сопоставления, всегда программные, представляют собой символический текст и часто имеют вербальные аналоги в Священном Писании, творениях Святых Отцов и церковных песнопениях. С особой наглядностью это осуществлено в иконографических программах Патриарха Никона, воплощенных в иконостасах, крестах, колоколах, произведениях иконописи, портретной живописи, лицевого шитья, храмового изразцового убранства. Будучи незыблемо укорененным в византийские и древнерусские традиции, Святейший Никон предстает их уникальным интерпретатором, экспериментально ищущим путей интеграции церковного художества Великой, Малой и Белой России как многогранной, сложной, но единой части Вселенского Православия.

Патриарх Никон во всех своих деяниях оставался проповедником, глаголавшим в «присное поучение» и «ко умному боговидению всякому верующему». Духовные дарования позволяли ему неустанно создавать визуальные образы Иерусалима Горнего — Царства Небесного, уготованного кающимся. Этот вид творчества Первосвятителя невозможно рассматривать без анализа его литературных трудов. Мои работы в значительной мере опираются на филологические исследования Светланы Климентьевны Севастьяновой, отмеченные высоким профессионализмом, научной самостоятельностью и ответственностью. Наше соавторство позволяет реализовывать комплексный подход к таким сложным темам как, например, «Патриарх Никон: типологические подобия», и осуществлять регулярные публикации архивных материалов XVII—XX веков по архитектуре, истории, настоятелям и насельникам Воскресенского монастыря. Хочется верить, что наши совместные усилия способствуют постижению духовного облика Святейшего Никона и осмыслению неисчерпаемых глубин его богословско-художественного наследия.

 

С.К. Севастьянова

Патриарх Никон — книжник и идеолог.

Мой путь к Патриарху Никону не был прямым. Поступив в конце 1980-х в аспирантуру объединенного института истории, философии, филологии и археологии СО РАН, я получила тему будущей диссертации, связанную с изучением письменных источников о прп. Елеазаре, основателе Троицкого скита на Анзерском острове Соловецкого архипелага. Эта тема привела меня к Святейшему, который был пострижеником преподобного и одним из его близких учеников.

В 1999 году я познакомилась с Галиной Митрофановной Зеленской, которая в то время была заместителем директора по науке Историко-архитектурного и художественного музея «Новый Иерусалим» (г. Истра Московской области). Она пригласила меня участвовать в Никоновских чтениях и окончательно убедила в необходимости глубокого и всестороннего изучения личности, эпистолярных и полемических трудов Патриарха Никона. С тех пор значительную часть моих научных интересов занимает персона Святейшего, а также исследование его литературно-публицистического наследия, методов работы с источниками, определение места Патриарха Никона в духовной истории России и Вселенского Православия.

Работа с текстами Святейшего и раскрытие его личности через источники и поступки, через анализ его взаимоотношений с современниками и сквозь призму его личного восприятия событий церковной истории доставляет мне огромное удовольствие и убеждает каждый раз в неисчерпаемости тем как хорошо, казалось бы, изученных, так и вновь открываемых. Личное усердие и упорство, а также бесконечная любовь к Святейшему открывает передо мной новые возможности для творчества и невероятно интересные пути осмысления персоны Патриарха и его поступков. Кроме того, совместные с Галиной Митрофановной исследования духовного наследия Патриарха Никона, носящие междисциплинарный, комплексный характер, не только раскрывают разные грани личности Первосвятителя, но и намечают пути дальнейшего изучения его идей, одновременно и глубоко реализовавшихся в искусстве, архитектуре, публицистике, литургике.